Женская история

Шел противный мокрый снег. Временами вместе со снегом начинал идти дождь, и тогда становилось еще противней. Валентина с раздражением сдула крупную рыхлую снежинку с нижней губы, а та, вместо того, чтобы слететь — растаяла и струйкой потекла на подбородок. «У-уу», — промычала с закрытым ртом Валентина, недовольная погодой, и прибавила шагу. Идти было нелегко, ноги увязали в мокрой каше, выпавшей уже по щиколотку.

— И чем только занимаются дворники? А где снегоуборочные машины? Уже который год капитализм на дворе, а тротуары почистить не могут! — подумала Валентина и тут же чуть не столкнулась с человеком, расчищающим снег.

— О, размахался, пройти нельзя, чуть в глаз лопатой не попал, — продолжала про себя женщина.

 — И вообще, завтра у меня день рождения. Цифра такая, что только подумаю — начинается тошнота, а вслух и говорить страшно — сорок два года!

Все было бы неплохо, будь у нее семья: муж, дети, но эти пункты начисто отсутствовали в ее анкете. Так жизнь сложилась. Валентина была замужем, но совсем недолго, ребенка родить не успела, а потом как-то не получалось — ни с ребенком, ни с новым замужеством. Работа была, да, работы было много. На сегодняшний день был даже муж, но чужой. Это был сотрудник соседнего отдела фирмы, где работала Валентина. Встречались они уже несколько лет, он обещал ей развестись, да что-то мешало. Так все и тянулось.

«И сколько может так продолжаться?» — размышляла про себя Валентина, подходя к троллейбусной остановке. Она жила недалеко от работы и в хорошую погоду с удовольствием ходила пешком, но сегодня ей очень не хотелось идти. — «У меня уже год за два идет, что-то надо решать!» — она опять почувствовала легкую дурноту. — «Нет, нельзя думать о возрасте, особенно после работы, да в такую погоду…»

На остановке стояло несколько человек, похожие на снеговиков, а снег все падал и падал.

Валентина, глядя в сторону, откуда должен был приехать троллейбус, увидела мужчину, появившегося из-за ближайшего угла. Слегка покачиваясь, он двигался по направлению к остановке. Проходя мимо Валентины, он вдруг остановился, причем ноги его остановились, а корпус еще двигался вперед, а потом закачался из стороны в сторону, постепенно сокращая амплитуду. Восстановив равновесие, мужчина повернулся лицом к Валентине и спросил:

— Скажите пожал-ста, кот-торый час?

От густого перегара голова Валентины дернулась назад так далеко, насколько позволила шея. Она взглянула на часы и ответила, отвернувшись немного в сторону:

— Ровно семь.

— У-утра или вечера? — покачиваясь, уточнил мужчина.

— Вечера, — на выдохе ответила она.

 — Вчера или с-сегодня? — допытывался человек.

Валентина слегка опешила и, задержав дыхание, взглянула прямо в лицо мужчине. Он стоял с закрытыми глазами и ловил языком снежинки. Через мгновение открыл глаза и сказал:

— Ну ты, т-треска, я тебя культурно спрашиваю, ровно семь — вчера или сегодня?

— Сегодня, — почему-то неуверенным голосом ответила Валентина.

Мужчина удовлетворенно вздохнул, опустил голову на грудь и продолжил свой путь, старательно обходя прохожих.

— Почему треска?! Ну почему треска? — возмутилась про себя Валентина, обидевшись до слез. Ну и денек!

Добравшись до дома, Валентина машинально заглянула в почтовый ящик, а потом зашла в квартиру. В прихожей, как всегда, горел неяркий свет, так ей было приятней возвращаться домой, особенно темными вечерами. Женщина разделась, подошла к зеркалу и внимательно посмотрела на отражение: «Ну почему треска? Идиот!»

В ее представлении треска ассоциировалась с худым, очкастым существом. Валентина же, хоть и не сияла неземной красотой, все же была дамой видной и ухоженной, со всеми округлостями в положенных местах. Правда, новая секретарша в последнее время ей как-то уж слишком щедро отвешивала комплименты. Девочка была молодая, образованная и снисходительная. Валентина поймала себя на том, что такая снисходительность была ей неприятна, это могло значить только одно — в ней перестали видеть соперницу.

— Значит, уже треска, — потухшим голосом вслух произнесла она и прошла в гостиную. Навстречу ей спрыгнул с дивана Рыжик, потянулся, выгибая спину и мурлыкая, потерся о ногу.

— Да знаю я твои дела, можешь не рассказывать, — ответила коту хозяйка, — пребывали, Ваше Величество, весь день в глубоком сне, лежали неподвижно, даже встать поесть лениво было? Да, с тобой все понятно, а мне что делать? Когда-то я прочитала одного умника о женщинах моего возраста: «К стареющим женщинам относятся так же, как к политикам, потерявшим власть, — их перестают замечать». Их, конечно, видят, но никто уже не остановит взгляда на лице дольше, чем требуют приличия, не обернутся вслед. Комплименты иногда делают так вежливо, что вместо «спасибо» хочеться сказать: «Да пошел ты!..». Время не остановить. Чтобы остаться молодой, есть только один способ — умереть молодой, но я и здесь слегка припозднилась. В случае моей смерти никто не скажет: «Она умерла такой молодой!». И этот, красавчик, голову морочит — не разведется же, сбежит от меня к молодой длинноногой — мало их, что ли? Да к той же секретарше! Мужикам возраст — не помеха.

От таких мыслей слезы подступили к глазам, Валентина начала тихонько всхлыпывать.

— Нет-нет, плакать нельзя, глаза будут красные, а Вадим скоро должен прийти.

Телефонный звонок прервал ее плач.

— Привет, солнышко, это я! — услышала она нарочито бодрый голос Вадима. — Я не могу сегодня прийти, извини, пожалуйста!

Валентина открыла рот и закрыла — она не нашла, что сказать, и решила просто положить трубку.

Вадим продолжал извиняться:

— Ну не обижайся, Валюша, рыбка моя, я завтра…

Валентина остановила руку с трубкой на полпути к телефону и закричала:

— Никакая я не рыба, никакая не треска! Не нужна мне твоя милостыня — можешь не приходить вообще: ни завтра, ни послезавтра. Видеть тебя не хочу, провались ты пропадом!

Валентина перестала кричать, когда осознала, что уже минут пять слышен только прерывистый гудок. Она бросила трубку и перевела взгляд на кота, сидящего по обыкновению перед ней.

— Знаешь что? Ты тоже заткнись, мурло рыжее!

Впервые за все время знакомства с Вадимом Валентина позволила себе такую выходку, это могло быть концом их отношений.

Женщина зарыдала в голос, не сдерживаясь. Все накопившиеся горести и разочарования рвались из души звериными завываниями. Слезы текли неиссякаемым ручьем, к горлу вдруг опять подкатила тошнота.

Валентина затихла и прислушалась к себе, потом медленно встала и пошла в ванную. Нашла в аптечке тест на беременность и не спеша, аккуратно, согласно инструкции проделала процедуру.

Несколько лет назад доктора сказали ей, что в результате осложнения детей у нее быть не может, так что тест завалялся у нее случайно, подруга оставила — один использовала, а второй лежал без дела уже много месяцев.

Женщина посмотрела на себя в зеркало, увидела отекшее, в красных пятнах лицо с распухшим носом, и сияющие внутренним светом глаза.

— Королевишна, ни дать, ни взять! — фыркнула она, умылась и с бумажной полоской в руках вернулась в комнату. Кот настороженно следил за хозяйкой из-под стула. Валентина взяла его на руки, как ребенка, и подошла к окну:

— Иди уже, рыжее чудовище, не бойся, смотри, какой красивый снег падает, такой не каждый день бывает! Видишь эти черточки на бумажке? Это мне подарок на день рождения. Береги свой хвост и готовь свои рассказки — скоро это нам оч-чень пригодится. Но про Это мы пока никому не скажем. Ты меня понимаешь, Рыжик?

Кот понял, что гроза миновала, руки хозяйки излучали покой и ласку и еще что-то, отчего он блаженно зажмурил глаза и замурлыкал.