Ян Бруштейн (Иваново). Карта туманных мест
Вступление

Каждый из нас, наряду с реальным местом,
Назначенным ему судьбой и случаем,
Имеет право бывать в пространстве своих фантазий.
Эти миры, эти планеты — разные,
порой навсегда заброшенные,
Порой цветущие и сложные.
Иногда — крошечные (вспомните Маленького Принца),
А то и совсем незаметные.
Бывают они темными,
полными реализованных тайных желаний.
Чаще — добрыми и счастливыми.
Кому-то они мешают, даже раздражают.
Такие перевоспитываются и становятся
картонными макетами себя.
Кто-то уходит туда навсегда,
И добрые врачи отправляют его в место,
Которое один знакомый талантливый шизик
называл Пристанищем.
Остальные просто живут с этим,
Иногда становясь
поэтами.

Мне о потайной планете рассказала мама,
В очередной раз омывая разбитое на улице лицо
своего неуклюжего, но гордого сыночка.
Мир был пока пустой и бесцветный,
И только потом я заселил и разукрасил его,
как хотел.
Я работал, любил, растил сына,
дурел от странной и безжалостной эпохи перемен,
А моя планета просто крутилась вокруг зеленого солнца,
Позволяя мне выживать и вволю фантазировать.

Став седым, я неожиданно для самого себя
Изобразил и мою планету, и Карту туманных мест, где все есть.
И целых три года зарисовывал эти пейзажи,
Набрасывал портреты, овеществлял то, что там видел
И о чем догадывался.
Работа не закончена, и не будет завершена никогда.

А стихи — они сами по себе, иногда пишутся,
Порой с промежутком в годы, а то и десятилетия.

Редко пересекаются с изображениями,
единично – совпадают, скорее случайно.
Так, еще одна реальность…