Татьяна Бонч-Осмоловская

В чудесном саду

veremeenko - 3s
     (Г. Веремеенко, «Три сестры I»)

На переднем плане сцены цветущий сад — розы, лилии, ирисы, ромашки. В центре сцены, за цветами — стриженный газон. В левом углу — старинная деревянная скамья. За ней — стена, сплошь заросшая плющем, в стене — небольшая дверь. Справа — сухой фонтан и скульптура, изображающая трех граций. В начале действия дверь закрыта.

Тишина. Цветы колышутся под ветром. Жужжат пчелы или летние мухи. По траве скачет белка, держа в передних лапах маленькое зеленое яблоко. Слышно металлическое звяканье, дверь в стене открывается, в сад входит человек с книгой под мышкой. Человек, не поднимая глаз, проходит сцену наискосок, спускается в зал и выходит наружу.

Пока публика провожает его взглядами, три грации покидают постамент и выходят на газон. Потягиваются. Поскольку для зрителя они неразличимы, именоваться они будут одинаково: Девушка.

Девушка. Опять он ничего не заметил!

Девушка. А я говорила! Я вам говорила, что он и не взглянет!

Девушка. Да ему хоть на голову стань, все равно внимания не обратит.

Девушка. А я говорила — надо наголо раздеться, тогда бы точно заметил!

Девушка. Хватит, Эдит! Не смешно уже.

Девушка. Не наголо, а догола. Наголо можно постричься, или разбить — наголo. А раздеться — ДОГОЛА. (отворачивается, садится на скамейку)

Девушка. А я вовсе и не смеюсь… Вас, между прочим, хотя бы раньше замечали, Лоркино личико вон на витраже изобразили, про Алису я вообще вспоминать не хочу, а я… я так и осталась… (отворачивается, плачет)

Девушка. Ну, что ты. Ну, не плачь. Ну, прости, пожалуйста. (обнимает Девушку. Девушка дергает плечом, сбрасывает ее руку).

Девушка. Ну я же не нарочно! (отходит, тоже садится на скамейку)

Девушка. Вообще-то, Эдит права. Это несправедливо. Я имею в виду не то, разумеется, что тебя знают, а нас нет. Но мы здесь оказались исключительно из-за тебя.

Девушка. Ну вот опять!..

Девушка. Да! Да, да, да. Кто так стремился в сад, что все уши людям прожужжал? Кто привык получать все, что только в голову взбредет? Кто всегда — всегда! — делал, что левая нога пожелает? И что теперь? Ты хотела в сад — ты получила сад. А мы тут причем?

Девушка. И вовсе она не все получила! Помнишь принца? Как она за него замуж хотела, а?

Девушка. Не смей! Это было, это было просто девичье увлеченье, ничего серьезного.

Девушка. Ты только нам не рассказывай!

Девушка. Принц на нее и не посмотрел!

Девушка. Зато он потом дочку Алисой назвал.

Девушка. Как и тебя — в честь королевы Александры Виктории, моя дорогая.

(Девушка отворачивается, плачет)

Девушка. Ну вот, и эта рыдает. Ну перестаньте же, сестрички.

veremeenko - 3s
     (Г. Веремеенко, «Волшебный сад» — «Три сестры I», фрагмент)


Девушка. А ты не обратила внимания, у этой белки, что мимо пробежала, был нагрудный кармашек?

Девушка. (перестает плакать, поднимает глаза) Конечно, нет. Иначе она бы обязательно положила яблоко в карман, а не несла в руках. (молчит) А вот галстук-бабочка у нее точно был!

Девушка. (вздыхает) И поэтому мы сейчас полезем за ней в дупло?

Девушка. Ну уж ты-то точно не полезешь. Попа не пролезет!

Девушка. (шокирована) Алиса!

Девушка. Я тоже не полезу. Я не хочу в дупло. Я хочу пройтись по улицам, заглянуть в кофейню, в книжную лавочку… Просто пройтись, и чтобы вокруг студенты на велосипедах ездили, и профессора брели с книгами подмышкой, ничего вокруг не замечая.

Девушка. Это у нас есть — ходит, ничего вокруг не замечает, будто мы каменные.

Девушка. А мне хочется, чтобы меня замечали! И ходить, ходить, ходить. И ездить! Ведь есть еще и дальние страны — Америка, Австралия. Ты хотя бы в Австралию летала, пусть и во сне, а я все пропустила.

Девушка. Знаешь, мне кажется, мы это просто поменяли — раньше мы могли ходить и ездить, где угодно, но время у нас было ограничено. А теперь ограничено пространство, а время — все, что есть и еще сколько угодно.

Девушка. Я думаю, какие-то ограничения все же найдутся — со временем даже камень искрошится, знаешь, не то, что время.

Девушка. В этом смысле и пространство наше раньше тоже было ограничено — ведь в Австралию мы так и не попали. Но в целом примерно так.

Девушка. Да, так.

Молчат, смотрят в разные стороны.

Девушка. (встает со скамейки, подходит к рампе) Но все же, все же цветы здесь замечательные. А запахи какие, и бабочки летают. Идите сюда!

Девушки подходят к ней. Обнимают друг друга, глядя на цветы.

Девушка. Но они больше не разговаривают.

Девушка. И садовник молчит.

Девушка. Да и королева теперь другая. Добрая, головы никому не рубит.

Девушка. Но чем-то похожа на ту, нашу.

Девушка. Да.

Девушка. И коты похожи.

Девушка. Да, коты те же.

Девушка. Да. Но тоже больше не разговаривают с нами. (обнимаются, застывают)

В зал входит человек с книгами подмышкой, поднимается на сцену, не глядя на девушек, подходит к двери, открывает ее, выходит. Слышен звук поворота ключа в замке.

Занавес

veremeenko - 3s
     (Г. Веремеенко, «Три сестры II»)